Калиф на час

Поднимаюсь по трапу, мимо оранжевых, в платочках, бортпроводниц, снисходительно киваю в ответ на их суриковые, лучезарные улыбки. Это правильно, что с добрым утром. Я люблю, чтобы радушно, эдак с огоньком, с искрой во взоре. Мое кресло сразу за предбанником, 1А. Сажусь. Комфортно, хорошо: и ноги есть куда вытянуть, и локти – куда прислонить. Мимо проходит эконом-народец, ползет в хвост, на свои прокрустовы, косится завистливо. А вот не надо! Хотя… Ну что с вас взять? Вы же не виноваты… Опять же не всем дано… Ну да ладно, ободряюще улыбаюсь. Все-таки ближе надо к народцу. Любит, порой, наш брат, завсегдатай бизнес-класса, козырнуть снобизмом, распальцовкой, пренебрежением. А я не такой, нет. Проще надо с ними, бережнее.

Приносят меню и винную карту. Так-так. Что тут у нас? Салат «Цезарь» от Камеля Бенмамора. Однако! «Рекомендуем попробовать в сочетании с вином Мутон Каде Совиньон Блан. Барон Филипп де Ротшильд. Франция».

Боже мой! Ну как так можно? «Цезарь» с Каде Совиньон Блан? Ох, разочаровал меня Бенмамор. Укоризненно качаю головой, от аперрятива отказываюсь. Или апперятива? Как же его, собственно… Ну, вы поняли, о чем я, вот от него я отказываюсь, поджав губы в брезгливую куриную гузку.

Что там дальше? Основное блюдо? Конечно же, баранина тушеная и кускус, подается с соусом «Песто». Я люблю, чтобы баранина с «Песто». От самой Ники Белоцерковской? Ну, тут двух мнений быть не может! Кто не знает знаменитую Белонику, звезду соцсетей и гастрономического гуру? А кто не знает, в меню об этом коротенечко написано, что очень кстати. А то откуда бы я все это узнал? А к баранине Ника рекомендует Ла Капра Пинотаж, Фейрвью, Южная Африка. Ну, конечно, Пинотаж! Кстати, что это? Почитать бы…

Винная карта – это поэма. Ее можно вкушать вместо аперитива (кстати, отлично, что там можно посмотреть, как это слово пишется). Какие обороты, эпитеты, ароматы! «Букет, палитра, в которой доминируют тона… переплетаясь с нотками… легкими нюансами.». Et cetera, et cetera…

– Добрый день, меня зовут Марина. Как я могу к вам обратиться?

– Можете просто Артур, – улыбаюсь я. Да, я демократичен, не побоюсь этого слова, прост и доступен в общении.

– Вы выбрали основное блюдо?

– Да, пожалуй. Сегодня я буду баранину, а к нему Ла Капра Пинотаж, – старательно грассирую так, чтобы заметила, как аутентично мне дается это название.

Принесли аперитив. Аперитив. Да, вот так надо, запомню. Еще раз закреплю – аперитив. Беру бокал нежно, как перышко, мизинец чуть отставлен, поднимаю повыше, да не к носу, как плебс, а на расстоянии полувытянутой, кистью другой руки делаю над ним нежные па, нагоняя аромат в сторону чувственно трепещущих ноздрей, и лицо мое блаженно расплывается в нирване, отражая экстаз тонкого ценителя. Краем глаза смотрю: оценил ли кто? Рядом никого, место пустое. С другой стороны, на 1D сидит толстяк и тупо хлебает свой аперитив, без поэзии, без музыки. Быдло! Пускают в бизнес-класс кого ни попадя.

Поел. Пригубил вино. Принесли чай. Да, с лимоном. Ай-ай-ай, укоризненно качаю головой, я же с молоком просил! Оранжевая Марина вспыхивает до корней волос, спешит, спотыкаясь, исправить оплошность. Ну да ладно, девочка старается, поощрю ее в стремлении угодить мне. Улыбаюсь.

После чая, краснея и путаясь в оправданиях, приносит шоколадку. Забыла с чаем подать! А не страшно. Я же прост. Я могу и после поесть, не убудет.

Вы спросите, как набраться подобной аристократичности, небрежной артистичности, этакого флера гламурной изысканности, свойственной нам, завсегдатаям бизнес-класса? Это долгий и тернистый путь. У каждого он свой, уникальный, но каждый проходит некий момент инициации, приобщения к таинству, просветления, позволяющий добиться подобных высот духа и совершенства жеста.

У меня он случился часа полтора назад, когда на регистрации я подал свой паспорт тетке за стойкой.

– Я уже зарегистрировался, мне только распечатать. Место 17А.

– Мы вас пересаживаем в «бизнес-класс», на место 1А.

– О, как! Я, пожалуй, не против.

Беру посадочный талон и чувствую, что расту над собой, над своим душевным пределом, ввысь и вширь. И вглубь еще, да. И еще вширь. Или туда я уже вырос? А дальше вы уже знаете.

Автор; Артур Григорян
Рисунок: Татьяна Калашникова

Читайте также: